Мне некогда ждать – я могла умереть,                                                                 Идеями светлыми крест подпереть,                                                                            Золой упорхнуть из трубы дымовой.                                                                Кровавые розы войны мировой Цветут над моей головой.

Юнна Мориц, 1979

Мужчина по своей природе – воин и поэтому постоянно думает о войне в прямом или переносном смысле. Участвует ли он в боевых действиях, проходит ли военную службу, работает ли на оборонном предприятии или занимается обычным бизнесом. Женщина по своему предназначению – хранительница домашнего очага и поэтому начинает думать о войне только тогда, когда враг стоит у ворот, или муж и сыновья ушли на войну, и ее мир находится в опасности.

В конце 1990-х я работала в аппарате Совета Безопасности, а в начале 2000-х в оборонном НИИ, но тогда не писала о войне, потому что считала ее делом прошлого, а потому и не женской заботой. Несколько лет назад я писала о красоте, культуре инноваций в древнем Риме и в эпоху Возрождения. Тогда я «открывала»  для себя многовековую историю и разноликую культуру Италии и увлеченно писала об этом в своем  блоге «Итальянские прогулки». Однако мое блаженное состояние продлилось недолго. Я почти физически начала ощущать, как над Россией начали сгущаться тучи, да и экономическая ситуация  в Италии была далеко не безоблачной.

В последнее время в воздухе ощущается грозовое предчувствие войны. На самом деле ползучая фрагментарная мировая война уже началась, но пока еще не подобралась к нашему порогу. Однако ее отголоски и искры уже долетают до наших окраин. Так было в преддверии мировых войн ХХ века. Настало время, когда всем людям доброй воли больше нельзя молчать о войне, а нужно бить в набат, срывать маски, разоблачать тысячи уродливых личин войны.

По сути дела, последние десять лет я занималась изучением и разоблачением различных, иногда далеко неочевидных проявлений современной войны в научных статьях и постах в on-line ресурсах. Недавно я собрала свои статьи в одной книге, которую назвала «Размышления женщины о геополитике». Широкий диапазон представленных в книге статей, объясняется не погоней за конъюнктурой, а опытом, приобретенным за годы работы в высших органах власти, научной работы и преподавания широкого спектра экономических дисциплин в  ряде московских и итальянских университетов.

Я выбрала статьи, которые наиболее близко отвечают замыслу книги и до сих пор не потеряли свою актуальность. Даже при таком строгом отборе избранные статьи напоминают огромное сюрреалистическое полотно, на котором отдельные детали тщательно прорисованы, в то время как другие едва намечены, а общий замысел не очевиден. Это связано с тем, что в научных публикациях ценится научная новизна, и поэтому я рассматривала частные, мало исследованные аспекты одной глобальной проблемы. Перебирая различные варианты структуры книги, я пришла к выводу, что для того чтобы сложить этот  паззл в целостную картину, необходимо кратко изложить свою геополитическую картину мира, которую я всегда держала в голове при исследовании частных проблем.

 

Женские мысли о войне

  1. Годы научной и аналитической работы привели меня к глубокому убеждению, что движущей силой геополитики является старая, как мир, битва за ресурсы, которая неуклонно толкала Римскую империю, а позже другие страны с имперскими амбициями к территориальному расширению, колонизации богатых ресурсами стран.
  2. Самой неприкрытой формой битвы за ресурсы является война. При этом в современном мире битва за ресурсы может видоизменяться. Во-первых, в наши дни не обязательно завоевывать территорию, чтобы завладеть ресурсами. Достаточно получить экономический контроль над ресурсодобывающими отраслями. Во-вторых, когда не удается завладеть ресурсами относительно мирными средствами, США практикуют смену режима под видом продвижения демократии. В-третьих, в условиях финансовой глобализации битва за ресурсы зачастую ведется завуалированно, в виде приватизации государственных активов. В-четвертых, временами битва за ресурсы превращается в свою противоположность, а именно, в борьбу за рынки их сбыта.
  3. Столетие после окончания Первой мировой войны стало периодом коренного изменения природы войны. Этот период ознаменовался двумя кровопролитными мировыми войнами, Холодной войной и периодом локальных войн и конфликтов, в ходе которых зародилась совершенно новая форма – гибридная война.
  4. «Военная доктрина Российской Федерации» определяет гибридную войну как «комплексное применение военной силы, политических, экономических, информационных и иных мер невоенного характера, реализуемых с широким использованием протестного потенциала населения и сил специальных операций».
  5. Научную классификацию форм и методов ведения гибридной войны еще предстоит создать. Не претендуя на полноту и глубину охвата, я предлагаю следующую рабочую классификацию.

Силовые методы/hard warfare:

  • военные: прокси-войны, которые две сверхдержавы ведут на территории третьей страны; специальные операции; поставка вооружений оппозиционным группировкам и их обучение; участие частных военных компаний;
  • смарт-военные: сете-центрические, климатические, биологические, кибернетические войны;
  • насильственные действия: терроризм, цветные революции, перерастающие в вооруженное восстание.

Неcиловые методы/ soft warfare:

  • экономические, финансовые, валютные, торговые (нефтяные, стальные) войны;
  • санкции;
  • информационные, цифровые и психотронные войны.
  • Каждый пункт перечня можно продолжать до бесконечности.
  1. Арсенал форм, методов и средств гибридной войны постоянно меняется, еще более изменчивыми являются их комбинации, которые могут варьироваться до бесконечности.
  2. Противостоять гибридному противнику, обладающему более мощным экономическим и военным потенциалом, можно, лишь создавая геополитические альянсы и используя асимметричные, т. е. мягкие гибридные методы.

Таково в общих чертах мое видение гибридной войны, которое трудно назвать радикально новым, но оно определенно отличается от взглядов представителей господствующей западной идеологии.

Мое поле исследований, или, лучше сказать, поле битвы, находится на границе между военными и экономическими, финансовыми и информационными методами. Мои лучшие идеи всегда приходят на стыке научных дисциплин, и когда нахожусь в пограничном состоянии между явью и сном, или сушей и морем, часами гуляя  по бесконечному песчаному пляжу у Адриатического моря.

Побережье Адриатического моря в Абруццо, Италия © Татьяна Югай

 

Структура книги

Жанр ретроспективного сборника статей сильно отличается от монографического. Нестандартная структура книги связана с широкой проблематикой статей, которые первоначально публиковались в специализированных научных журналах России и Италии, а также с различной стилистикой научных статей и злободневных постов в блогах. Статьи сгруппированы по рубрикам и темам, каждый такой раздел включает в себя геополитические и экономические статьи, а также посты в блогах. Статьи публикуются на языке оригинала с расширенными аннотациями на русском языке, при этом научный аппарат статей оформлен согласно требованиям соответствующих российских и зарубежных изданий.

Центральное место занимает анализ информационно-финансовых технологий гибридной войны, которые находятся на стыке информационных и  финансовых войн. Мною было введено в научный оборот  понятие информационных и финансовых технологий для описания нового метода гибридной войны, при котором используется компрометирующая финансовая информация, чтобы подорвать доверие к правительству страны-мишени.

В разделе 1 рассматривается серия так называемых оффшорных утечек, которые ежегодно публиковались в 2013-2017 годах ведущими западными средствами массовой информации. Уже опубликованные материалы обнародовали оффшорные активы мировых лидеров и бизнесменов и получили широкий отклик во всем мире. Геополитическая часть дополняется экономической статьей о методологических и правовых основах борьбы с уклонением от налогов через офшоры. Пост в онлайн-ресурсе «Russia Insider» был немедленной реакцией на публикацию так называемых Панамских документов, которые были нацелены на Президента России.

В разделе 2 анализируются «антикоррупционные» сценарии  гибридной войны, которые продолжают тему информационных и финансовых технологий. Офшорные утечки затронули сотни людей и компаний и их можно уподобить ковровым бомбардировкам. «Антикоррупционные» кампании очень хорошо спланированы и рассчитаны на то, чтобы вызвать беспорядки в целевой стране, и поэтому их можно сравнить с высокоточным оружием. В методологической статье о коррупции использован междисциплинарный подход  к исследованию коррупции на стыке социологии, истории, экономики и права.

Раздел 3 посвящен годовщинам двух мировых войн России как трагическим напоминаниям о том, что многие локальные конфликты и очаги гибридных войн могут в любой момент перерасти в третью мировую войну.  Когда я изучала источники о Первой мировой войне, меня не оставляло ощущение, что политические события и общая атмосфера накануне той войны были очень похожи на сегодняшние. Пост в моем блоге описывает личный эмоциональный опыт участия в шествии «Бессмертного полка» в годовщину 70-летия Великой Победы.

Шествие «Бессмертного полка». Москва, 9 мая 2015 года. © Татьяна Югай

В разделе 4 раскрываются глубокие и сложные взаимосвязи между древней битвой за ресурсы и Большой игрой современной геополитики. Энергетическая безопасность по определению является неотъемлемой частью геополитики. Природа и история разделили страны на производителей и потребителей энергоресурсов, для которых характерны различные подходы к энергетической безопасности. В статье «Энергетическая безопасность в рамках стратегии ЕС в  Адриатико-Ионическом регионе», представлено сбалансированное видение энергетической безопасности с точки зрения потребителей российского газа в Южной Европе. Тематика энергетической безопасности логично продолжается в серии постов «Геополитика газопроводов», которые были опубликованы в блоге Уго Барди «Effetto Cassandra». В статье «Геополитические детерминанты российско-китайского экономического сотрудничества» рассматриваются факторы взаимовыгодного энергетического  сотрудничества, которое превращается в мощный геополитический союз между двумя странами.

В разделе 5 рассматривается экономические аспекты гибридной войны. Очевидно, что экономические войны ведутся за ресурсы и рынки. Они велись с незапамятных времен, а теперь включены в арсенал гибридной войны. Этот тип войны ведется мировой финансовой элитой против национальных государств. В начале 1990-х годов неолиберальная парадигма дня была положена в основу правил и норм международных финансовых организаций, в первую очередь, МВФ и Всемирного банка (5.1. Вашингтонский консенсус: десять заповедей экономической войны).  В то же самое время неолиберальная повестка была внедрена  в Договор о Европейском союзе, что привело к потере экономического суверенитета государств-членов, особенно со слабыми макроэкономическими показателями. Сравнительный анализ фискальной политики России и Италии в 2009-2014 годах позволил автору сделать вывод о том, что жесткая бюджетная экономия замедлила выход итальянской экономики из кризиса.

Макеты боевых машин, выполненные по чертежам Леонардо да Винчи. Выставка «Le grandi macсhine». Рим, 2009. © Татьяна Югай

 

Последний раздел книги посвящен инновациям. Пентагон часто стимулировал создание и развитие принципиально новых продуктов и передовых технологий. Достоин удивления тот факт, что рано или поздно изобретения Пентагона находили путь к нашим домам. В настоящее время мало кто может представить свой дом без микроволновой печи, компьютера, смартфона и, более того, без Интернета. Такое мирное преобразование военных инноваций в повседневную гражданскую жизнь можно проследить, начиная с древних империй. Оборотная сторона медали заключается в том, что, когда нация отказывалась от имперских амбиций, она постепенно теряла стимулы и способность генерировать инновации. Анализ  современного состояния инноваций в Италии в статье «Инновационная культура Италии с древних времен» подтверждает эту гипотезу.

Мой любимый пример – древний Рим, который был кузницей многих нововведений, которые мы используем до сих пор, включая римские дороги, бетон, военные машины и т. д. Это привело меня к выводу, что почти все основные нововведения были сделаны для удовлетворения военных потребностей, будь то защита или нападение. При этом расцвет инноваций приходился на времена территориальной экспансии империи, когда наука и техника были объектом щедрого финансирования. Простая мораль этого раздела заключается в том, чтобы использовать инновации, в том числе военного происхождения, необходимо развивать инновационную культуру, то есть способность воспринимать инновации.

 

Вполне понятно, что данная книга освещает лишь ничтожно малую часть обширной проблематики. Она больше всего похожа на школьную контурную карту, на которой отмечены только отдельные пункты, соединенные пунктирными линиями. Будучи оптимистом, я рада тому, что передо мной открываются обширное непаханое поле для будущих исследований.

Книга «Размышления женщины о геополитике» имеется в продаже в интернет-магазинах «Комсомольской правды», litres.ru, ridero.ru

LEAVE A REPLY